Аведис Зилджиан III

отец современных тарелок

Аветис Зилджян Нынешние барабанщики поверят в это с трудом, но в популярной музыке начала XX века вообще не было тарелок. Разве что в только начавшем появляться джазе в тарелки били на финальном аккорде.

Но Аведис Зилджиан полностью изменил тогдашнее положение дел. Как и многие влиятельные люди в музыке, начал он скромно. По воспоминаниям Арманда, сына Аведиса, отец родился в 1889 году в пригороде Константинополя Саматии и овладел множеством языков — греческим, армянским, турецким, французским, а после переезда в США еще и английским. Эмигрировав в США в 1909 году, Аведис устроился рабочим на кондитерскую фабрику в Бостоне. Обладая способностью быстро усваивать новую информацию, он впоследствии открыл собственную кондитерскую фабрику. «Зачем мне было работать на кого-то, когда я вполне мог начать собственный бизнес», — говорил Аведис.

В 1927 году он получает письмо от своего дяди Арама, где тот сообщал, что пришла очередь Аведиса возглавить семейный бизнес по производству тарелок, история которого насчитывала к тому времени уже три века. Но вместо того чтобы вернуться в Турцию, где семья Зилджиан производила тарелки с 1623 года и где родился он сам, Аведис убеждает Арама перенести производство в США.

«Мне было всего восемь лет, когда в Америку приехал Арам, — вспоминал Арманд Зилджиан, — Он не походил на других людей: весил 300 фунтов и был лысым, с белой бородкой и усами. Зато Арам очень помог в организации производства на новом месте. Целый год они трудились бок о бок с отцом, и все же тот никак не мог решиться окончательно перейти в новую сферу бизнеса, к тому же не такую прибыльную, как кондитерское дело. Но мать полностью убедила отца заняться производством тарелок, считая семейный бизнес некой романтической историей, и папа пошел узнавать условия реализации своих тарелок в лучших музыкальных магазинах».

Переезд в США в целом был рискованным предприятием. Спрос на тарелки не был высоким, к тому же по небольшой одноэтажной фабрике с земляным полом ударила Великая депрессия.

По словам Арманда Зилджиана, условия работы на фабрике тогда были самыми что ни на есть неказистыми, но люди продолжали усердно трудиться даже в этих условиях. Аведис лично помогал сотрудникам везде, где только мог — от выплавки металла до бухгалтерского учета. Ему удалось удержать компанию на плаву, хотя многие сдавались. При этом Аведис Зилджиан поддерживал партнерские отношения с выдающимися барабанщиками своего времени — Рэй Бодук (оркестр Боб Кросби), Чик Вебб, Джо Джонс. Но самые близкие отношения сложились у главы Зилджиан с Джином Крупа. Как вспоминал Арманд Зилджиан, во время визита Джина на фабрику музыкант отбирал себе тарелки, а потом все трое садились на отцовскую лодку «Mahal» и обсуждали новые творческие идеи. Например, Крупа предлагал использовать тарелки в качестве ритмической основы композиции вместо малого барабана.

Джин Крупа стал автором не только исполнительских, но и производственных инноваций. К примеру, он просил изготовить для себя более тонкие тарелки, а в дальнейшем популярность таких тарелок возросла, и они стали массовым продуктом. Многое из того, что воспринимается как должное в современном исполнительском искусстве барабанщика, впервые было внедрено совместными усилиями Джин Крупа и компании Zildjian. Именно так появились crash, ride splash, hihat и sizzle, причем не только сами тарелки, но и их названия.

Использование hihat было в те годы в новинку и только начинало набирать популярность. В разработке hihat Ziljian принимал участие барабанщик Джо Джонс из оркестра Count Basie. Затем к этому процессу присоединились Бадди Рич, Луи Беллсон и все тот же Джин Крупа. Все они с огромным уважением относились к Аведису Зилджиану, видя в нем отца современной музыкальной индустрии.

Конечно, нельзя утверждать, что дела компании шли абсолютно идеально. Так, в 1939 году взорвался бойлер в прачечной по соседству, что привело к разрушительному пожару на фабрике. Но Аведису удалось в считанные дни восстановить производство. По свидетельству Арманда Зилджиана, однажды отец слишком долго разжигал духовку и в результате обжег себе лицо, попав из-за этого в больницу. Но в тот же день весь в бинтах он вернулся в контору, чтобы напечатать несколько счетов. Аведиса невозможно было остановить!

Во время Второй мировой войны компания Zildjian производила тарелки для армейских и флотских оркестров Великобритании и США. Военные заказы стали очень важной частью производственной программы, поскольку именно военные ведомства распределяли олово и медь, необходимые в производстве тарелок. Без заказов от армии и флота фабрика могла оказаться под угрозой закрытия из-за недостатка сырья.

Немаловажным фактором успеха компании Zildjian также оказался «свинговый бум», вызвавший повышение спроса на тарелки и рост производства для удовлетворения этого спроса. В ту «горячую» пору Аведис Зилджиан приобщает к бизнесу своего сына Арманда, постепенно вводит его в курс всех дел и впоследствии объявляет президентом компании, сам оставаясь на рабочем месте вплоть до смерти в 1979 году в возрасте 90 лет.

Арманд охотно вникал в управление компанией и перенял решительность, сообразительность и энтузиазм отца, слушая его рассказы о тайнах производства и о том, как менялся мир с тех времен, когда Аведис был маленьким мальчиком, наблюдавшим за приходом караванов в Константинополь. С таким же теплом и энтузиазмом Арманд позже обучал свою дочь Крейги, которая на сегодняшний день является старшим управляющим компании.

Индустрия ударных инструментов существенно изменилась с тех пор, как Аведис Зилджиан начал производство тарелок. Но многочисленные инновации прочно закрепили за ним репутацию одного из самых значимых промышленников века, а неистребимая любовь Аведиса к своему делу стала своего рода локомотивом, который привел музыку к привычным нам современным формам.