Арманд Зилджиан

все помнят Арманда Зилджиана

Арман Зилджян Арманд — первый член семьи Зилджиан, родившийся и выросший в Америке. С самых ранних лет его посвятили в семейный бизнес. В восьмилетнем возрасте Арманд стал свидетелем визита в США своего знаменитого дяди Арама, который приехал, чтобы убедить отца Арманда Аведиса продолжить трехвековой семейный бизнес по производству тарелок. В результате этой поездки в 1929 году за несколько месяцев до великой депрессии фабрика Zildjian переносится из Константинополя в Массачусетс.

Не стоит напоминать, к каким последствиям привел знаменитый экономический кризис. И все же родители нашли средства поддержать музыкальный талант Арманда, купив подержанное фортепиано Steinway и наняв педагога. Так музыка стала неотъемлемой частью жизни Зилджиана-младшего, и кроме обучения игре на фортепиано и ударных он самостоятельно учился играть на трубе. Результаты не заставили себя ждать — вскоре Арманд играл сразу в духовом и концертном оркестрах университета Colgate.

Сам Арманд Зилджиан считал, что ему крупно повезло родиться и вырасти в музыкальном окружении. К 14 годам он осваивает все фазы производства, в том числе фирменную семейную технологию выплавки металлов. Аведис настоял на том, чтобы сын работал на фабрике по субботам, а также в дни школьных каникул. Арманда ничуть не возмущало, что все свободное время он посвящает работе. «Мой отец родился в древней стране со своими традициями, и я счастлив, что перенимаю часть этих традиций», — говорил Арманд.

Дело ему нравилось, и вскоре Арманд приходит к пониманию того, какие возможности таит в себе бизнес. Он часто вспоминал, что пропускал занятия, если к отцу приходил кто-то из известных барабанщиков. «Был то Чик Вебб, Джин Крупа или Лайнел Хемптон, я всегда искал возможность поговорить с ними, понаблюдать за тем, как они играют или тестируют тарелки, — рассказывал Арманд, — Особенно близкие отношения у меня сложились с Джином Крупа. Я даже купил себе точно такую же ударную установку как у него, Slingerland Radio King, и Джин, бывая у нас в гостях, учил меня некоторым исполнительским приемам».

В дальнейшем Арманд Зилджиан поддерживал дружеские отношения с выдающимися барабанщиками того времени, среди которых были Бадди Рич, Шелли Манне, Элвин Джонс и Луи Беллсон. Познав секреты исполнительского мастерства у барабанщиков своего поколения, он начал задумываться о том, какое звучание может потребоваться следующим поколениям исполнителей.

После Второй мировой войны Арманд полностью принимает на себя руководство компанией, что дает полную свободу экспериментов по созданию нового звучания. Именно эксперименты стали делом всей дальнейшей жизни мастера. По его словам, приходилось улавливать все новейшие музыкальные тенденции, слушать, что люди играют и узнавать, что им для этого требуется. Знаменитый барабанщик Макс Роуч поражался способности Арманда найти именно то, что нужно исполнителю. «Достаточно было просто выдвинуть необходимые требования, порой хватало даже телефонного звонка, и Арманд присылал именно то, что нужно», — рассказывал музыкант.

За свою 65-летнюю карьеру Арманд Зилджиан удостоился множества наград. В 1988 году он получил звание почетного доктора консерватории Беркли, в 1994-м — увековечен в Зале славы Сообщества барабанно-перкуссионого искусства . Некоторое время спустя фото и отпечатки ладоней Зилджиана появились на знаменитой рок-аллее в Лос-Анджелесе (надо сказать, что такой чести удостаиваются очень немногие производители инструментов и оборудования). В 2002-м году Арманду Зилджиан была вручена редакторская премия издания Modern Drummer. Все же, несмотря на многочисленные регалии, Арманд, как и его отец Аведис, оставался очень скромным человеком без каких-либо претензий на исключительность.

Дочь Арманда Крейги отмечает, что отец обладал исключительной харизмой, чувством юмора, в то же время оставаясь открытым для общения. Любой человек мог просто прийти к нему и обсудить любые вопросы, связанные с тарелками, тем более что авторитет Арманда в этой области был непререкаем. Сам же мастер был убежден, что просто проводит в жизнь 380-летнюю традицию семьи Зилджиан, заключающуюся во всесторонней помощи исполнителям на ударных инструментах.